Where are you from? Вопрос на миллион

Сен 10, 2019 | Константин Голава, Русскоязычные в мире

Больше 4 лет назад я переехал в Швецию. Каждый раз, когда я знакомился с новыми людьми, уже заранее знал, о чём меня будут спрашивать. Мне было очень трудно скрыть мои настоящие эмоции, когда я слышал одни и те же вопросы раз за разом. «А откуда ты приехал?», — спрашивали они. «Из России», — сухо отвечал я, всем своим видом показывая, что не особенно хочу говорить о моей так называемой родине, поскольку для меня эта тема несколько травматична.

Всеобщий миф о проницательности шведов разбивался в прах в тот момент, когда собеседник словно щипцами вытаскивал из меня ответ на второй традиционный вопрос: «Ну… а откуда из России-то конкретно?». Однажды я не выдержал и спросил, какие города России в принципе знает собеседник? Чтобы он понял, что всё то, что я отвечу, не даст ему ничего — лишь какое-то непонятное название, которое забудется через минут пять, а то и раньше.

Обычно шведы знают про Москву и Санкт-Петербург. Впрочем, некоторые из них в курсе о существовании Мурманска, Петрозаводска, Архангельска. Особо любящие географию подозревают, что Чечня — это где-то на юге России, а Сибирь — не отдельная страна.

Ну так вот, ещё не было ни одного спрашивающего, который бы знал, где находится город Тольятти. Хотя я всё ещё жду этого прекрасного человека, который прискачет на белом единороге и разрушит устоявшийся в течении сотен однообразных диалогов ход вещей. Прямо представил, как Моисей читает со скрижалей: «Не убий; не укради; спрашивай у беженца, откуда он приехал».

И нет, я вовсе не считаю, что все обязаны знать про Тольятти. Кроме итальянцев. Итальянцы должны сразу насторожиться, обрадоваться или возмутиться. Нужное — подчеркнуть.

Однако вернёмся к делу. Эта ситуация происходит снова. Я сижу будто в студии программы «Кто хочет стать миллионером?», и на вопрос «Из какого ты города?» в моей голове высвечиваются варианты ответа:

А) Из Тольятти;

Б) Ты все равно не знаешь это место;

С) Из Изумрудного города. Мой домик унёс ураган, и мы вместе с Тотошкой идём по дороге из жёлтого кирпича;

D) Господи, как же вы все меня з******.

Тот, кто задал вопрос, сидит в кресле ведущего. Это его программа, его страна. Но он смотрит на меня таким заинтересованным взглядом, как будто я сейчас расскажу ему тайну приготовления прабабушкиного вишнёвого пирога. И да, разумеется, я снова отвечаю: «Из Тольятти». И показываю на «Google-картах», если попросит.

А потом тишина заполняет уши и разрывает голову вопросом: что бы такого спросить у него, чтобы поддержать диалог хоть как-то? Одновременно внутри появляется гнетущее чувство, что единственная информация, которая нужна человеку, чтобы понять, кто я, — это страна и город, откуда я приехал. Выглядит немного по-расистски, не так ли? Особенно после первых семидесяти семи раз.

На семьдесят восьмой раз ты начинаешь искать какие-то иные объяснения, кроме «все вокруг проклятые расисты», и тебя вдруг прошибает озарение, что людям в принципе сложно общаться друг с другом (да, я знаю, вы уже оценили мой высокий логический потенциал). Особенно сложно общаться шведам, которые часто очень скромны и боятся конфликтных ситуаций. Поэтому и набор вопросов вполне стандартный. С такими вопросами всё идет по плану (если не летит куда-то в другое место).

В маленьких северных городках, которые уместнее было бы назвать посёлками, живёт не так уж много людей — и тут вопрос о том, откуда ты, задаётся по привычке. Потому что, когда один швед спрашивает другого шведа об этом, то есть вероятность, что их родственники знают друг друга. Чем не хорошее начало знакомства? Только с нами, иммигрантами, это какая-то сомнительная затея.

Перестал ли меня бесить этот вопрос после такой рефлексии? Нет, не перестал. Но я слышу его всё реже, потому что теперь я стараюсь перехватывать инициативу в свои руки и спрашивать шведов о чём-либо до того, как речь зайдёт о моей так называемой родине. 

Это очень неплохая идея, потому что стандартные диалоги редко приводят к завязыванию социальных связей. А эти связи нам, новичкам, очень нужны. Никто не построит этих мостиков без нашего участия и инициативы. Так что не ждите, когда вас «допросят» про семейное положение, место рождения и орган выдачи российского паспорта — начинайте разговор о том, что интересно вам (нет, не надо так делать с пограничником, это исключение!). И да пребудет с вами иммигрантская сила.

Автор: Константин Голава

ВЫСТАВКА, ПОСВЯЩЕННАЯ РАБСТВУ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ, ОТКРЫВАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ

ВЫСТАВКА, ПОСВЯЩЕННАЯ РАБСТВУ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ, ОТКРЫВАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ

Новая выставка портретной живописи «Сара Шамма: современное рабство», открылась в галлерее Буш-хаус» в «Аркаде» Художественный проект известной сирийской художницы Сары Шамма, работающей с Институтом психиатрии, психологии и неврологии, проливает свет на бедственное...

В Индонезии поднялась волна протеста из-за нового закона запрещающего внебрачный секс

В Индонезии поднялась волна протеста из-за нового закона запрещающего внебрачный секс

Тысячи людей уже несколько дней протестуют на улицах Джакарты. Причиной стал запрет на внебрачные сексуальные отношения, который собираются ввести в Индонезии. Политики считают, что новая редакция Уголовного кодекса,  покажет независимость и религиозность Индонезии,...

Share This